Учительская газета, № 33 за 15.08.2006

Вас слышат хорошо

Оксана РОДИОНОВА

Дистанционную форму образования пора признать на государственном уровне

Анализ показывает, что для многих вузов дистанционное обучение (ДО) — не слишком сложный эксперимент. «Как несложный?» — удивится даже не искушенный в информационных технологиях педагог. Причина, по которой высшие учебные заведения так легкомысленно относятся к дистанционной форме, в том, что администрация и преподаватели попросту не знают, что это такое. Или не хотят знать. Превращают бумажные учебники в компьютерные тексты, рассылают учебные материалы по электронной почте и считают, что внедрили новую форму обучения. Даже определение «дистанционное обучение» в Законе «Об образовании» грешит неточностями, грубыми ошибками. Между тем опыт настоящего, эффективного внедрения ДО уже существует, и проблема только в том, чтобы обобщить его, закрепить в правовом и методическом планах.

Правила игры

В Институте открытого образования Московского государственного областного университета (МГОУ) есть кафедра методики дистанционного обучения и новых образовательных технологий, которая занимается подготовкой учителей для работы в виртуальной образовательной среде. Существует учебное управление, в которое входят три учебно-методических отдела, они работают со студентами, которые занимаются по дистанционной технологии, с представительствами, расположенными в Московской области, и занимаются повышением квалификации педагогов. Технологически всю структуру обеспечивает единый ресурсный центр.

Дистанционное обучение — это не просто иная форма получения образования. Здесь другие «правила игры». Например, отношение студентов к учебе. Дистанционные студенты — самые мотивированные. С одной стороны, это самая благодатная аудитория, с другой — самая трудная. Например, лектор излагает материал на бумаге в рамках кейс-технологии и во время видеолекции просто повторяет эту информацию вслух. Но дистантный студент уже прочитал эту лекцию и спокойно, открыто говорит педагогу: «Простите, но это я уже прочитал, у меня есть вопросы». У преподавателя в системе дистанционного обучения другие задачи. К тому же он должен уметь делать многие вещи, о которых традиционные ученые обычно не задумываются. Общаться в форумах и чатах, пользоваться электронной почтой, выступать перед камерой во время видеоконференций. В Институте открытого образования понимают, что педагогам, которые всю жизнь общались с «живой» аудиторией, не так просто перестроиться. Для того чтобы облегчить им задачу, был создан тандем, рассказывает зав. кафедрой методики дистанционного обучения и новых образовательных технологий МГОУ Марина Вайндорф-Сысоева: «Он состоит из виртуала — учебного мастера и традиционного педагога. Виртуалы — это студенты 4-5-го курсов факультета педагогики и психологии, которые уже имеют базовую подготовку по педагогике. Им не нужно объяснять, что такое дидактика, технология, они уже все знают. Такой виртуал помогает традиционному лектору создать презентацию, разбить материал на воспринимаемые модули. Во время лекции он работает в чате, может передать вопрос, получить вопрос, пишет лектору записки: «У вас осталось пять минут», «Вас слышат хорошо», «Как вы правильно сказали!» С помощью этой технологии мы читаем лекции на Московскую область».

Немаловажный вопрос — кто выбирает дистанционное обучение. Марина Евгеньевна видит, что сегодняшний контингент — это, во-первых, серьезные взрослые люди, которые боятся потерять работу и потому не могут позволить себе очный вуз. Во-вторых, те, у кого нет денег на проезд до престижного вуза. Другая категория — молодые мамы, которые сидят с детьми и параллельно начинают изучать языки, чтобы учить своих малышей с самого раннего возраста. Некоторые родители приходят в МГОУ получать специальность «педагог-психолог», чтобы наладить отношения со своими детьми.

В Московском городском психолого-педагогическом университете (МГППУ) видеоматериалам тоже уделяют большое внимание. Здесь дистанционные студенты получают учебные материалы не по электронной почте, а на CD-, DVD-дисках. Потому что видеофрагменты слишком «тяжелы» для электронной рассылки. Директор Центра информационных технологий и дистанционного обучения Бронюс Айсмонтас рассказывает: «Мы делаем видеосъемку ведущих преподавателей нашего университета по базовым курсам. Мы считаем, что студент наряду с электронными учебниками по всем базовым дисциплинам должен получить видеокурсы лекций. Часто говорят — дистанционное никогда не заменит живое общение с преподавателями. Наверное, это так. Но ведь бывают и плохие преподаватели. К тому же видеокурсы лекций специально смонтированы, там есть всплывающие подсказки, материал структурирован — это очень удобно. Студент может слушать видеолекцию, сколько хочет и когда хочет. А на очную лекцию пришел — плохое настроение, преподаватель опоздал, не захотелось слушать... Или пропустил лекцию по болезни».

Бронюс Броневич согласен с коллегой из Московского государственного областного университета, что дистанционные студенты — самые мотивированные. Но, предостерегает он, «студенты не умеют планировать собственное время. Большинство студентов не умеют работать с учебными текстами. Их нужно «учить учиться». Потому что в дистанционном обучении все строится на самостоятельной работе.

В МГППУ сейчас готовят серию инструктивных материалов — как работать с электронной библиотекой, с электронным учебником, с оболочками электронного деканата и так далее. Работа очень важная. Ведь по данным некоторых исследований, 30 процентов качества дистанционного обучения зависит от того, как оно организовано!

ДО — «да»!

От чего еще зависит качество дистанционного обучения? Как определить его эффективность? Лучше оно или хуже привычной очной формы? Об этом размышляли участники методологического семинара, который организовала лаборатория Института содержания и методов обучения РАО. После доклада доктора педагогических наук, профессора института Евгении Семеновны Полат многое встало на свои места:

  1. Является ли дистанционная форма обучения достаточно демократичной системой, гарантирующей получение образования каждому желающему? Думается, ответ однозначен. Да, является.
  2. Имеются ли в дистанционной форме обучения условия для учета интересов, способностей личности, другими словами, есть ли возможность индивидуального подхода? И здесь сомнений нет в том, что такие условия в дистанционном обучении создаются значительно легче, чем в других формах.
  3. Можно ли достичь конкурентоспособного уровня образования как по содержанию, так и по качеству образовательных услуг? Что касается содержания, то оно зависит не от формы обучения, а от программ и стандартов образования, которые реализуются во всех формах обучения».

Обсудив все «за» и «против», участники семинара пришли к выводу, который озвучила Евгения Полат: «Мы согласились, что качество дистанционного обучения может быть не ниже базового при определенной системе организации учебного процесса. Обязательно должен быть этап проектирования. На этом этапе обязательно необходимо скооперировать усилия педагога, который, как правило, понятия не имеет, что такое информационные технологии, методиста-разработчика, который понимает, что это такое, и знает предмет, и программиста. Должна быть как минимум триада. Сам учебный процесс тоже требует создания триады, но уже других специалистов: преподавателя, координатора и системного администратора».

Однако обеспечить качественный уровень дистанционного образования можно лишь при условии легитимизации данной формы образования на государственном уровне, разработки нормативно-правовой базы дистанционного обучения, утверждения концепции ДО в России.

Участники методологического семинара — специалисты в области дистанционного обучения, представители вузов, компаний, средств массовой информации — единогласно поддержали предложения Института содержания и методов обучения РАО «О внесении поправки в Федеральный закон «Об образовании». Все согласились, что совершенно непонятно, почему ДО в законе приравнено к дистанционным образовательным технологиям. Что имеется в виду: педагогические технологии (то есть методы обучения) или информационные технологии (средства обучения)? «В любом варианте дистанционное обучение рассматривается как компонент какой-то системы обучения, по всей видимости, заочной». Однако заочная и дистанционная формы получения образования — совершенно разные вещи. «В заочной форме обучения не предусматривается систематического учебного процесса. В дистанционной форме осуществляется ежедневное взаимодействие учителя и учащихся, учащихся между собой. Это полноценный учебный процесс, но весьма специфичный». Единственное, что их объединяет, — ученик находится далеко от учителя.

Если Государственная Дума РФ прислушается к мнению специалистов, то статья 10 («Формы получения образования») п.1 Закона РФ «Об образовании» будет выглядеть так: «С учетом потребностей и возможностей личности образовательные программы осваиваются в следующих формах: в образовательном учреждении — в форме очной, очно-заочной (вечерней), заочной, дистанционной; в форме семейного образования, самообразования, экстерната».

Ценно то, что ученые не только предлагают определиться со статусом дистанционной системы образования, но и подробно расписывают, какой должна быть эта система, как ее внедрять, как организовать, обеспечить кадрами, методичками, учебными пособиями. Например, четко продуманы четыре основные модели дистанционной формы обучения: «интеграция очного и дистанционного обучения (в том числе в профильных классах общеобразовательной школы), сетевая модель (автономные сетевые курсы или виртуальные школы, кафедры, университеты), интеграция дистанционного обучения и кейс-технологий, дистанционное обучение на основе видеосвязи (интерактивное телевидение или компьютерные видеоконференции)».

Теоретическая база есть. Дело за школами и вузами, которые должны начать серьезный эксперимент, а не имитацию дистанционного образования.